Откровенное интервью Бейонсе журналу Vogue US

О важном и личном Бейонсе не привыкла говорить на публику, разве что петь об этом в своих песнях. Но для журнала Vogue она сделала исключение и рассказала о самом личном: о сложных родах, своем теле после рождения близнецов, об отношениях с мужем, о турне и многом другом. Ей была предоставлена максимальная творческая свобода, весь процесс съемок контролировала она сама, поэтому впервые за 126 лет обложку издания снял темнокожий фотограф — Тайлер Митчелл. Митчелл — обычный парень из пригорода Атланты, где катался с друзьями на скейтборде и мечтал заниматься фотографией. Когда Тайлер Митчелл учился в 9 классе, на первые сэкономленные карманные деньги он купил свою первую камеру — Digital SLR Canon. Фешн-директором съемки выступила Тони Гудман, которая совсем недавно покинула пост директора моды американского Vogue и стала приглашенным редактором издания.

— Беременность и принятие своего тела

После рождения моего первого ребенка, я верила во все те стереотипы, которые существуют в обществе о том, как должно выглядеть мое тело. Под этим давлением я заставила себя сбросить набранный вес за три месяца, и даже запланировала маленький тур, чтобы убедиться в том, что смогу это сделать. Оглядываясь назад, понимаю, что это сумасшествие. Когда я выступила на Revel show в Атлантик-сити в 2012 году, я все еще кормила грудью. После рождения двойняшек мое мнение и взгляды кардинально поменялись.

Я весила 218 фунтов (99 кг – прим. ред.) в тот день, когда родились Руми и Сир. Я была опухшей от токсикоза и преэклампсии, больше месяца соблюдала постельный режим. Мое состояние и здоровье моих малышей было в опасности, поэтому меня положили в C-секции для проведения экстренного кесарево сечения. Мы провели много недель в NICU. Мой муж был для меня бойцом и опорой. Я горжусь тем, что видела его силу и развитие как мужа, лучшего друга и отца. Я была в режиме выживания и не осознавала всего этого на протяжении нескольких месяцев. Сегодня я понимаю и чувствую связь с любым родителем, который прошел через такой опыт. После кесарево сечения мое сердце даже ощущалось иначе. Это была серьезная операция. Некоторые из ваших органов временно перемещаются, а в редких случаях даже временно удаляются прямо во время родов. Я не уверена, что все это понимают. Мне нужно было время исцелиться, выздороветь. Пока я восстанавливалась, направляла все свои силы на саму себя, любовь к себе и помощь себе. Я отдала себя самолюбию и самопомощи и приняла мысль, что буду более пышной. Я приняла то, что хотело в тот момент мое тело. Через шесть месяцев я начала готовиться к Coachella. Я временно стала веганом, отказалась от кофе, алкоголя и всех фруктовых напитков. Но я была терпелива к себе и наслаждалась своими формами. Мои дети и муж считали также.

Я думаю, что для женщин и мужчин важно видеть и ценить красоту в их естественных телах. Вот почему я сняла парики, наращенные волосы и использовала минимальный макияж для этой съемки.

До сих пор мои руки, плечи, грудь и бедра полнее, чем обычно. У меня есть маленький «материнский живот», и я не спешу от него избавляться. Я думаю, что это и есть настоящее. Как только я захочу пресс в шесть кубиков, я пойду в зал и буду работать как зверь, и добьюсь этого. Но прямо сейчас я чувствую, что мое тело должно быть таким.

— Открывая «двери»

Пока у нас не сложится мозаика взглядов людей из разных этнических групп, пока мы не поймем, как выглядит мир глазами разных людей, мы будем все также узко мыслить. Вот почему я хотела работать с этим талантливым 23-летним фотографом Тайлером Митчеллом.

Когда я начала свой музыкальный путь, 21 год назад, мне сказали, что мне будет трудно попасть на обложки журналов, потому что черных туда не пускают. Ясно, что это был миф. Мало того, что сейчас темнокожая женщина находится на обложке самого важного месяца для Vogue, так еще это и первая обложка Vogue, снятая афро-американским фотографом.

Для меня важно, чтобы я помогала «открывать двери» для молодых талантов. В наше время все еще много культурных и социальных барьеров для развития молодежи. Мне очень нравится делать все, что в моих силах, чтобы выровнять «баланс сил на поле», представить другую точку зрения для людей, которые иногда чувствуют, что их голоса не имеют значения.

Представьте себе, если бы кто-то не дал шанс роскошным женщинам, которые были задолго до меня: Жозефина Бейкер, Нина Симоне, Планета Китт, Арета Франклин, Тина Тернер, Даяна Росс, Уитни Хьюстон и многим другим. Они открыли мне двери, и я надеюсь, что делаю все возможное, чтобы открыть двери для следующего поколения талантов.

Если сильные мира сего продолжают нанимать и принимать только тех, кто похож на них, и кто вышел из тех же районов, в которых они выросли, у них никогда не будет понимания и опыта, отличного от их собственного. Они будут нанимать одних и тех же моделей, курировать одно и то же искусство, выбирать одних и тех же актеров снова и снова, и мы все проиграем. В этом и красота социальных сетей, — они совершенно демократичны. У каждого есть свое мнение. Голос каждого имеет значение, и каждый может рисовать мир с их собственной точки зрения.

— Родословная

В моей родословной я проследила большое количество сломанных и неправильных отношений между мужчиной и женщиной, злоупотребление властью и полное недоверие. Я поняла это, когда увидела, что сама в состоянии разрешить эти конфликты в своих собственных отношениях. Интерес к прошлому и знание нашей истории делает нас наполненными и красивыми.

Недавно я исследовала свою родословную и узнала, что наша семья происходит от рабовладельца, который влюбился и женился на рабыне. Мне потребовалось время, чтобы переварить эту новость. Я задалась вопросом, что это значит, и попыталась представить это в перспективе. Теперь я понимаю, что именно поэтому, Бог благословил меня нашими двойняшками. Это значит, что мужская и женская энергия способна сосуществовать и расти в моей крови. Я молюсь, чтобы я смогла нарушить проклятие поколений в моей семье, что у моих детей будет менее сложная жизнь.

— Мой путь

Каждый путь можно рассматривать с разных сторон. Не бывает ничего абсолютно белого или черного. Я прошла через ад и вернулась обратно, но я благодарна за каждый шрам. Я испытала измены и предательства во всевозможных формах. У меня случались разочарования в деловых и партнерских отношениях, а также в личных, и все они оставляли меня опустошенной, потерянной и уязвимой. Именно пройдя через все это, я научилась смеяться, плакать и расти. Я смотрю на женщину, которой я была в возрасте 20 лет, и я вижу, что это была девушка, стремящаяся, к уверенности в себе, но желающая угодить всем окружающим. Теперь я чувствую себя намного красивее, настолько же сексуальнее, но гораздо интереснее. Я чувствую себя гораздо более сильной.

— Свобода

Мне нравится быть свободной. Я не живу, если не создаю что-то, если я не мечтаю, если не превращаю свои сны в нечто реальное. Я недовольна, если я не становлюсь лучше, не развиваюсь, не иду вперед, не вдохновляю, не учу и не учусь.

— Coachella

У меня было четкое видение моего выступления на Coachella. Оно было настолько конкретным, потому что я видела и слышала это. Все уже давно было написано где-то внутри меня. Однажды я случайно пела национальный гимн темнокожих Руми, укладывая ее спать. Я начала напевать его ей каждый день. На тот момент я работала над версией гимна с этими темными минорными аккордами и топаниями, поясами и криками, как раз для своего номера. Через несколько дней, напевая гимн, я поняла, что мелодия получилась неправильная. Я пела не тот гимн. Одна из самых интересных и полезных частей этого шоу — именно это изменение. Клянусь, я чувствовала, что мы все освещены этой радостью. Я знаю, что большинство молодых людей на сцене и в зале не знали истории национального гимна темнокожих  до фестиваля. Главное, что они поняли о том, какой именно посыл мы собирались донести.

Это был праздник всех людей, которые принесли в жертву больше, чем мы можем себе представить, которые продвинули мир вперед, чтобы он мог принять «цветную» женщину на сцене такого фестиваля.

— Турне

Одним из самых запоминающихся моментов для меня в турне On the Run II было шоу в Берлине на Олимпиа стадионе, посвященному Олимпиаде 1936 года. Это платформа, которая использовалась для пропаганды ненависти, расизма и раскола, и это место, где Джесси Оуэнс выиграл четыре золотые медали, уничтожив миф о превосходстве белокожих людей. Менее чем через 90 лет два чернокожих человека выступили там на огромном стадионе, полностью забитым людьми. Когда Джей и я исполнили нашу последнюю песню, мы увидели, что все улыбаются, держатся за руки, целуются и переполнены любовью. Мы увидели, как связаны все эти люди, как они выросли. Именно ради таких моментов я живу.

— Наследие

Моя мама научила меня главному — делать так, чтобы тебя не только видели, но и увидели самого себя в тебе. Как матери двух девочек, для меня важно, чтобы они тоже видели себя — в книгах, фильмах и на подиумах. Для меня важно, чтобы они видели себя руководителями, боссами. Чтобы они знали, что могут писать сценарий для своей собственной жизни, могли говорить о своем разуме, и чувствовали, что их возможности безграничны. Они не обязательно должны быть определенного типа или соответствовать определенной категории. Они не должны быть политически правильными, если они индивидуальны, воспитанны, сострадательны и чутки. Они могут изучать любую религию, влюбляться в любую расу и любить того, кого хотят любить.

Я хочу того же самого и для своего сына. Я хочу, чтобы он знал, что он может быть сильным и смелым, но он также может быть чувствительным и добрым. Я хочу, чтобы у моего сына был высокий эмоциональный IQ, где он свободен быть заботливым, правдивым и честным. Это все, чего хочет женщина видеть в мужчине, но почему-то мы не учим этому наших мальчиков. Я надеюсь, что смогу научить своего сына не становиться жертвой общественного мнения и того, что говорят в интернете. Не слушать никого о том, каким он должен быть или, как он должен любить. Я хочу создать для него лучшие представления, чтобы он мог полностью реализовать свой потенциал как человека и научить его, что настоящая магия, которой он обладает — это способность подтверждать свое собственное существование.

Сейчас я испытываю признательность, благодарность. Я принимаю себя и знаю кто я. Все также продолжу изучать каждый дюйм моей души и каждую сторону моего искусства. Я хочу узнать еще больше, большему научить и жить в полном объеме и размахе. Я долго и упорно работала, чтобы иметь возможность добраться до точки, где я могу выбирать и окружать себя тем, что наполняет и вдохновляет меня.

Источник фото и интервью: Vogue US

Поделиться: