Злата Федосеева

У Златы Федосеевой — члена международного клуба учёных, финансиста, занимающегося развитием и ростом экономических показателей, а в свободное время пишущей книги, вышло целых два романа: «Богиня» и «Школа жизни». Книга «Школа жизни» показывает новый взгляд на мир, в котором живут души. Наша героиня мастерски рассказывает истории. Каждая — путешествие. И даже если оно длится недолго — этого достаточно, чтобы узнать нечто важное о самом себе. В нашем интервью Злата рассказала о новой книге, о том, как найти свое призвание и не потерять свою индивидуальность.

Если бы вам задали вопрос, кто такая Злата Федосеева, как бы вы могли себя охарактеризовать?

В первую очередь я человек, находящийся в постоянной стадии просвещения и просветления. Во-вторых, я творец и созидатель. В-третьих, я следопыт, ищущий утраченные технологии. И, в-четвёртых, я дознаватель. Если говорить совсем коротко обо мне, то я, конечно же, коллекционер. Мне очень важно быть и оставаться ныряльщицей в глубь картины мира, позволяя себе тем самым возвращаться к объектам, рассматривать их, осознавать и понимать суть технологического процесса и главное, уметь его воссоздавать. Для меня нет ничего страшнее, чем быть или стать искусной серфингисткой, с огромной скоростью носящейся по поверхности знаний, и даже, имея такую возможность, не хотеть нырнуть в глубь этих уникальных технологий.

Вы по образованию финансист, а помните момент, когда поняли, что писать книги — это ваше? Это был переломный момент в жизни?

Конечно помню. Мне было 27. Я только вернулась из Италии, где в Венецианской академии изящных искусств прослушивала курс лекций с возможностью лицезреть оригиналы работ Босха (Иероним Босх — нидерландский потомственный художник, один из крупнейших мастеров периода Северного Возрождения, — прим. редакции). Тогда вообще была очень интересная и насыщенная поездка, в целом изменившая мою жизнь. И дело не в том, что на меня как-то повлияли работы этого величайшего художника, так изящно сумевшего отразить мир в зазеркалье. Просто тогда, там в Италии, со мной случилась моя первая судьбоносная встреча.

Уже будучи в Риме, конечно же, первым делом я отправилась на площадь Святого Петра. Как сейчас помню, это был четверг. Утро выдалось солнечным и ясным, а небо таким голубым, зноя не было, и прозрачный майский воздух был наполнен дурманящими запахами свежего кофе, хлеба и распускающихся роз. Я невольно залюбовалась архитектурой собора святого Петра и, задрав голову к верху, внимательно рассматривала мраморные изваяния, не видя больше ничего вокруг. И так незаметно для себя столкнулась с тремя мужчинами, двое были одеты в красные камзолы римских кардиналов, а один из них, самый зрелый, был одет в белый. Они, как и я, неспешно прогуливались по площади, разглядывая толпу. Я машинально извинилась на русском и, увидев знакомое лицо Иоанна Павла 2, расплылась в улыбке. Он незатейливо начал со мной разговор на русском даже без акцента, после которого мы отправились вместе с ним в небольшой магазинчик, где он собственноручно выбрал мне, моей матушке и бабуле медальоны для защиты нашей семьи по женской линии. После той встречи моя жизнь перестала быть прежней. Этот величайший человечище смог за считаные секунды заменить мне отца и напомнить о цели моего визита в этот мир.

Я погрузилась в мир собственной души, знаете, как «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла, не раздумывая, побежала за неведомым в кроличью нору. Моя трансформация была невероятно болезненной, потому что она была стремительной, наверное, даже молниеносной. К своим тридцати с хвостиком я уже имела репутацию ищущего человека-коллекционера, являлась членом международного клуба учёных (МКУ) с несколькими научными экспедициями за плечами, читающая для своих друзей интересные лекции и имеющая в своём багаже встречу не только с Ианом Павлом II и Далай-ламой XIV, но также дружила с Тверским художником Александром Углановым и с величайшим этнологом России Светланой Васильевной Жарниковой, а так же с первым директором Соловецкого музея заповедника Светланой Васильевной Вереш, увы, многие из них уже не с нами.

На одном таком чаепитии моя подруга и мой наставник Людмила Васильевна Линецкая мне сказала: «Деточка, тебе уже есть столько сказать этому миру, что пришла пора это сделать. Пиши». Первые шаги писателя я опробовала в своих первых научных докладах. Слушателям и визитерам конференций, проводимых МКУ, нравилось. Меня даже хвалили. А жизнь шла своим чередом, без пауз и остановок. И вот сидим мы с моей приятельницей в одном злачном месте, тогда его можно было считать кусочком Италии в Москве, пиццерия Bocconcino, я слушаю душераздирающую любовную историю, с ней приключившуюся. Были и смех, и слёзы, и жалость, и соучастие, и сострадание, много тогда я испытала чувств. Помню я, как ляпну: «Это прям сюжет для романа…» А она мне: «Ну так возьми и напиши.» Я взяла и написала, сообщив ей об этом. Только она тогда на меня такой отрезвляющий ушат негодования вылила, за что, конечно, я сегодняшняя ей благодарна, но тогда мне полностью пришлось заново переписать готовое произведение. Это был мой первый очень доходчивый урок под названием «Что такое плагиат?» Я очень хорошо усвоила, что за основу своих мыслей можно брать только собственные эмоции, а не чужие. Потому что только так можно избежать инакомыслия.

Какие книги вы читали в детстве? Оказали ли они влияние на ваше творчество?

Любая хорошо написаная книга, безусловно, оказывает на нас влияние, но при условии, что и автору, и нам читателям, удалось не только реализовать свою мысль, но и донести её в массы.

Я с детства и по сей день очень много читаю любого вида историю и очерки очевидцев, включая альтернативное видение, также я очень люблю как научную фантастику так и стиль фэнтази, люблю философию, увлекаюсь социологией и физикой, и химией, и математикой, и биологией, а еще генной инженерией. Сейчас меня особенно увлекают сказки, изданные не позднее 1780 года. Скажем так, я люблю обалдевать от знаний. Знаете, меня до сих пор можно удивить, потому что я очень люблю удивляться.

Дело в том, что когда в моей голове начинает только-только зарождаться мысль, я очень фанатично ухожу с головой в её материализацию и предание ей формы, повсюду ища, изучая и прорабатывая внутри своего сознания, а потом и примеряя каждую найденную технологию в том или ином образе. Конечно, я сто процентный совершенный, уникальный финансист со своим релевантным опытом, создавший простую, но чертовски действенную систему контроля и оценки любого бизнеса и успешно его внедрившая в этой сфере. Это мой полноценный профессиональный навык, постоянно приносящий мне доход. Все остальное — это мой личный мир и кругозор, необходимый мне для возможности полноценно материализовывать мои мысли как творцу. Но это совершенно не означает, что и в других сферах я профессионал. Нет конечно, вот как раз в других сферах я серфингист, с той лишь разницей, что я просто маниакальная маньячка, обожающая нырять в пучину неизведанного.

Расскажите как вы нашли свой жанр?

Уже будучи коллекционером, читая очередную историю кого-то, я для себя уловила сакраментальное знание: «Писатели всех времён делятся всего на две категории: первая, это те, кто прочли сто книг и написали свою, а вторая, это те, кто прежде чем написать, сами прожили и прочувствовали, потом описываемый ими опыт.»

Я чётко осознала, скорее почувствовала, что по своему психотипу и вдолблённой в моё сознание главной заповеди МКУ «Верить никому нельзя. Нужно не верить, а мерить» я, прежде чем придать любой своей мысли материальную форму, сама лично должна испытать и всё испробовать, досконально прочувствовать, сама должна найти уникальный и единственно правильный ход, решение или способ. Отсюда и берутся все мои сюжетные линии. Исключительно из личного опыта. Поэтому я не пишу детективы. К счастью, в нашей стране, как и во всем мире, запрещено умышленное прекращение жизни у другого человека, так как это считается преднамеренным убийством.

На ваш взгляд, сочинять книги в стиле фэнтези проще или сложнее, чем, например, в любом другом жанре?

Если ваша мысль уникальна и не является плагиатом, то какой бы стиль вы не выбрали — это колоссальная эмоциональная, психологическая, творческая нагрузка для вашей души. Это очень трудно и энергозатратно. Основываясь на своём опыте, могу лишь заметить, что все величайшие мысли нашей истории, принадлежащие человечеству, были материализованы душами, а не гениями людей. Душа является и мыслителем, и творцом. Человек — всего лишь инструмент в её руках. Отнюдь не важно в какой сфере вы творец. Главное, чтобы ваш посыл достиг адресата.

Как долго вы писали свой роман «Богиня»? Расскажите немного об истории создания?

Идея возникла, как я уже упоминала ранее, как-то неожиданно и спонтанно для меня самой. По сути это была тройка, другая литературных предложений, пожалуй, и всё. А вот настоящая творческая работа началась значительно позже, после осознания того, что же всё-таки я хочу сообщить этому миру. На тот момент я была счастлива, полноценна, доверху заполнена жизненной энергией, идеями, мыслями и всем тем, что сегодня принято называть социумом. У меня свободной минутки не было, сколько всего нужно было успеть. И как-то среди всего этого социального, ничего не значащего шума, вдруг пришла мысль, что не я одна веду внутри себя диалог, постоянно ища у самой себя одобрения и поддержи. Все эти страхи и переживания могут быть и у мужчины в голове. Ведь мужчинам также свойственно, как и нам женщинам, всё ставить под сомнения. Только у них это всё более сублимировано, чем у нас. Так зародилась мысль позднее приобретшая форму романа «Богиня».

В романе центральной темой является одиночество. Почему была выбрана такая тема? Считаете ли вы, что одиночество у большого количества людей — бич нашего времени?

Знаете, к сожалению, сегодня современное общество неправильно трактует смысл одиночества, не осознавая, что это за явление в принципе. Увы, основная масса нового поколения «Гугл» являются уникальными серфингистами по пучине колоссального объема знаний, только вот беда в том, что у них и мысли не возникает нырнуть в её глубь, чтобы понять почему я сегодняшний, не такой, как я вчерашний. И тут я всецело разделяю мнение Татьяны Черниговской. Но это не означает ровным счетом ничего. Ведь по сути, мало кто задумывается, для чего вообще дан человеку этот дар — дар одиночества. Я считаю, что одиночество — это величайшее творение господа, подаренное человечеству.

Человек в действительности редко бывает одинок, в основном он попросту прожигает жизнь в бесконечной карусели праздника жизни, находясь в толпе себе подобных особей, с ощущением пустоты внутри. Пустота внутри не имеет ничего общего с одиночеством. Понимаете, одиночество наступает лишь тогда, когда вы абсолютно гармоничны и готовы начать вести диалог с самим собой, то есть с богом. Именно тогда, когда вы наполнены, но одиноки, у вас появляется время для разговора с самим собой. В вас нет суеты, обид, непонимания бытия, вы целостны и вам есть что сказать. Именно поэтому я считаю, что одиночество — это величайший дар.

Мне очень редко удаётся побыть одинокой. Каждое такое мгновение для меня невероятно ценно, потому что в такие минуты я безгранична счастлива, ведь тогда я веду свободный диалог с богом. То что сегодня называют одиночеством, таковым не является, потому что это всего лишь пустота, она действительно проблема современного общества. И ведь эта пустота всеобъемлюще ненасытна. Однако, стоит любому человеку, наконец понять, что однажды, его выбор был сделан не верно, осознать свои ошибки и встать на путь просвещения и просветления, наполняя свою жизнь творчеством от чего его душа будет петь и ликовать, как пустоты и след простынет.

У Евгения Евтушенко есть замечательные строки, знаете моя мама мне их с детства как мантру талдычила. Она в своей юности с ним была знакома:

«Смири гордыню — то есть гордым будь.
Штандарт -он и в чехле не полиняет.
Не плачься, что тебя не понимают,
— поймёт когда-нибудь хоть кто-нибудь.»

Это я к тому, что с пустотой нужно бороться, а вот с одиночеством нет. Моя героиня достаточно сильная личность и да она одинока, именно поэтому она ведёт успешный диалог внутри себя. Она не боится говорить с богом, поэтому она Богиня. Так хочется, чтобы все девочки, девушки, женщины, вспомнили как они прекрасны, и как велика их роль в этой игре, этого игрового пространства, и как сильно человечество нуждается в их божественной душевной красоте.

Есть ли в вашей книге некий посыл, важное послание для читателя? И нужно ли обязательно вкладывать его в произведение?

Одиночество прекрасно. Это и есть мой главный посыл. Как и то, что свою судьбу мы создаём сами, и даже если что-то в нашей жизни предопределено, то только нами самими. Мы боги. Когда мы уже все это признаём примем и поймём наконец!?

А нужен ли посыл? Конечно. Смешно сейчас скажу, но даже когда утром вы выбираете какие трусы, носки, костюм вам надеть, какой у вас будет образ, настроение, чем вы будете завтракать и будете ли вообще, даже тогда, для игрового пространства вашей, лично вашей вселенной, вы даёте посыл сегодняшнего дня. Без вашего личностного определения ничего не происходит. Более того, всё имеет свою цену, которую мы обязательно платим, не в этой жизни так в следующей, ведь мы с вами бессмертны. И это неоспоримо.

Как найти своих персонажей? И наделить каждого особым характером, чтобы он выделялся в книге?

Не буду слагать банальщину. Я не знаю. Но могу утвердительно сказать одно: ВСЁ ДОЛЖНО ИДТИ ОТ ДУШИ.

Можете поделиться писательскими приемами в работе над текстами? Например, как можно избавиться от страха пустого листа, и надо ли автору ждать вдохновения или можно «инициировать» его?

Когда вы научитесь слушать и слышать вашу душу, вы навсегда избавитесь от страха белого листа. Потому что именно белый лист является тем единственным инструментом, который вашу мысль делает материальной. Когда вы будете готовы, у вас все получится. И ваша книга, текст, идея, мечта станут явью.

Первые ощущения великолепны, но и все последующие не менее яркие от ощущения чувства и масштаба меняемого вами мира. Материализация — это величайшая магия, которой мы учимся именно здесь. Не боги горшки обжигают. Открою секрет, если вы очень внимательно проработаете текст вашей мечты и выпустите её как свершившейся факт в виде эссе романа рассказа во вселенную, то вы удивитесь, насколько быстро это материализуется.

Сейчас в социальных сетях и на сайтах многие публикуют читательские отзывы. Часто ли бывают несовпадения между тем, что увидел читатель/критик в ваших рассказах и, тем, какую мысль вы на самом деле вложили в то или иное произведение?

Знаете, то что чувствуют люди это ценно. Как правило, они хотят изменить конец, но до конца осмыслив роман, понимают, что другого конца и быть не может. Любая критика, когда она конструктива, это огромная польза для автора, ведь она указывает на ошибки, которые необходимо отработать и устранить. Именно это позволяет нам становиться лучше.

На ваш взгляд, что наиболее важно для продвижения культуры чтения?

Вернуть магию возможно, но при условии, что люди начнут хотеть. Сегодня Москва невероятно красивая, чистая и органичная. Это же просто наслаждение, как у нас стало красиво. Чего нельзя сказать о Европе. Все меняется. Москва была грязной, и мы, приезжая из Европы, сравнивали их. Понимали насколько там чудесно и настолько ужасно у нас. Прошло немного времени, каких-то 10-15 лет, и все кардинально изменилось. Выходит, что возможно и магию вернуть в нашу жизнь, заставив мозг читать тяжёлую литературу, ту над которой необходимо размышлять. Именно размышлять, а не думать. Слишком много думать вредно, в голове может что-нибудь повредиться.

Фотограф: Иван Шевчук

Добавить комментарий