11

Счастье: Часть 1 — «Борщ»

Люди продолжали кутаться в тёплые пальто, натягивая меховые воротники по самые уши, красно-синие пальцы с трудом сжимались и разжимались, глаза сужались ещё больше под натиском ветра. Зима в том году выдалась суровой и странной для нашей южной местности. Маленькая я стояла у широкого подоконника узкой комнаты, расположенной в угловой части 7 этажа и смотрела вниз на улицу — это было мое любимое развлечение на протяжении долгих зим. С высоты все смотрелось маленьким и объятным, когда ты ещё маленький, такие моменты бывают крайне важны — ощущаешь на время себя большим и всемогущим, ведь ты видишь все, тебя не видит никто. Любовь к тому, чтобы быть скрытым от посторонних глаз, я несу на протяжении всей своей жизни.

Итак, прямо передо мной футбольная площадка, засыпанная снегом настолько, что ничто не напоминает о том, что совсем недавно по ней бегали с мячом дворовые ребята. Смотрю направо — пустырь, на котором расположился медицинский институт и откуда всегда доносятся смешки студентов, одетых в чёрные плащи поверх кипильно-белых халатов. В этой картине всегда было что-то пугающее, что навсегда отбило у меня желание быть врачом. Смотрю налево-маленький, покачнувшийся фургон, у которого собралась большая часть двора и вовсю выбирает овощи, молоко и даже сыр. Видели ли вы подобное? Спустя годы, посетив огромное количество стран, городов и континентов, я не увижу такого нигде. Фургонная магия моего двора осталась навсегда в моем дворе.

«Нино, иди за стол», — сбивает меня от слежки за соседями голос моей бабушки. В комнате с размером в спичечный коробок принципиально мало мебели: какая мебель, если сами жители помещаются с большим напрягом. Не смотря на все эти квадратные неудобства, по центру стоял стол — хлебосольность у нас в крови преобладает. В квартире может не быть ничего, но хороший стол должен быть всегда! На столе лежит горячий, наваристый, ярко-красный, источающий невероятный аромат борщ. Его я могла есть в любое время суток и в любом количестве. Порой казалось, что я состою на 80% не из воды, а из борща. Мои красные и наливные щечки были тому подтверждением. С огромным удовольствием и предельной быстротой я справилась с едой, не подозревая, что на этом наш гастро-роман с борщом закончится навсегда.

Солнце садилось за горизонт, а в доме царило некое ощущение паники. Но маленькой мне было не до этого. Удивительно, но в детстве мы не замечаем очевидного, словно, нас долгое время держат в вакууме, состоящего из неизведанного и прекрасного, а потом вакуум сдувается и нас выбрасывает на холодный, скользкий берег реальности. Паника и суета дома лишь нарастала, все куда-то собрались, но куда? На улице холодно и темно! Обычно в это время мы пьём чай, но абсолютно точно никуда не идём.

«Мама едет за капустой для борща. Не переживай, малыш» — говорит мне моя тётя, поглаживая по моей копне кудряшек.
После этой фразы в моей голове нарисовывается картина моей будущей трапезы.
Удивительный факт № 2 — в детстве мы имеем неограниченное количество времени и возможностей для перемещения в своих фантазиях в места, где нас ожидает что-то хорошее. Мы мечтаем о незначительном и вдохновляемся случайным. С возрастом проходит и это, мы больше не художники с чистыми холстами, мы маляры, которым нужно что-то залатать или замазать.

До глубокой ночи я простояла у окна, но ни мамы, ни капусты не появилось. Впрочем, ситуация не менялась ещё дня 3, менялись лишь лица членов моей семьи: улыбки не покидали их лица, глаза горели, а меня все поздравляли! С чем они меня все поздравляли, я не понимала, ведь ровным счетом ничего не изменилось.
Спустя три дня на пороге нашей маленькой комнаты появилась радостная мама, но в руках у неё была далеко не капуста, а свёрток из которого кто-то посапывал. Радость сменилась страхом, страх — интересом.
«Это твоя маленькая сестра! Поздравляем, теперь ты старшая и все-все-все будешь делить с ней!»

Ужас — именно это чувство обрушилось на меня и не покидало долгое время. Я, единственный и залюбленный ребёнок, должна была разделить любовь, внимание, еду и игрушки с чужой, маленькой, краснощекой девочкой. В моей голове появилось множество вариантов избавления от малышки, например, продать за конфеты подружке с этажа, но ни одна попытка не увенчалась успехом. На меня продолжала по-прежнему смотреть маленькая, светлая девочка с беззубой улыбкой и глазами-бусинками.

Шли годы, менялись и мы, менялось мое отношение к моей маленькой сестре. Нас нарекли Нино и ее хвостик, потому что не было места, не было события в жизни, в котором бы нас увидели по одиночке. Путь под названием «детство» мы прошли вместе, рука об руку, щека к щеке. Мы познавали этот мир, открывая для себя удивительное и неизведанное, знакомились с интересными людьми и прощались с предателями, взлетали на пьедестал и расшибались о суровую реальность. Наши детские игры превратились во взрослые идеи, наши мечты воплотились в реальность, мы стали теми, кем с замиранием сердца стремились стать. Многие и многое меняется вокруг нас, но неизменно лишь одно-мы и наша семья, которая была, есть и будет той самой крепостью, где любят и ждут!

Писать о любимых и ценных людях мне даётся всегда сложно, мое желание скрыть ото всех глаз то, что действительно ценно — преобладает максимально. Но иногда стоит говорить о тех, кто делает нас лучше, кто вдохновляет нас на открытия и кого мы любим. Моя сестра умеет любить и дружить, я склонна верить, что эти качества даются особенным людям. Ведь найти причину для ненависти всегда легче, чем причину для любви. Она помогает каждому из нас, людей в ее жизни, стать лучше и немного светлее. Она учит нас рисковать и прыгать в омут с головой. И она знает наверняка, что услышав ее идеи, я кричу, что не буду участвовать в этом, но спустя время, вздыхая, плетусь на дело.

Пусть проходят годы, но ты навсегда будешь тем самым хвостиком, который всегда рядом и которого я люблю. И, если действительно за каждой жизнью следует следущая, то я выбираю лишь те, в которых есть ты, лучшая часть меня❤

P.S. Борщ я есть перестала навсегда)

Поделиться: