Прямая речь: Анорексия/ булимия

Мы живем в век технологий, век идеалов и навязанных стандартов. Каждый день мы сталкиваемся с красивыми картинками в социальных сетях, моделями на подиумах и на обложках глянцевых журналов. Безусловно, на психику это оказывает серьезное воздействие, пусть и незримое на первых этапах. Мы часто повторяем фразу, которая врезается в память и достаточно серьезно укореняется в мыслях: «Уверенных в себе нет. Есть только те, кто отлично притворяется». К сожалению, достаточно большое количество девочек-подростков и девушек поддаются всеобщему буму на стандарты. Отсюда поиски несовершенств во внешности и теле, активные попытки изменить себя с помощью пластических хирургов и диет. Осознание своей уникальности и индивидуальности в такие моменты отходит на второй план, что очень грустно, честно говоря.

Самые популярные мысли и навязчивые идеи девушек: похудеть к лету/ради любви/для соответствия выдуманным стандартам/для повышения уверенности в себе. Не существует идеальных пропорций, деталей и стандартов, кроме ваших личных. Каждая девушка уникальна и особенна, каждая достойна звания лучшей и каждая это звание несет. Кто-то с достоинством, а кто-то, отвергая его. Важно не то, какая вы. Важно то, насколько вы осознаете свою индивидуальность и незаменимость. Важен ваш внутренний мир, находящий отражение в блеске глаз и внешности, в целом. Идеал — это то, что выдумываем мы сами. Так даже самые отъявленные расхитительницы мужских и женских сердец могут выглядеть абсолютно по-разному, но, неизменно, шикарно. Почему? Потому что они излучают счастье. Именно это счастье и создает иллюзию уверенности, к которой мы так стремимся, истязая себя. Как думаете, больная душа может быть счастлива? Сомневаемся! И вы подумайте об этом.

Расстройство пищевого поведения «нервная анорексия» — это серьезное психическое и физическое заболевание и одна из наиболее распространенных хронических проблем в подростковом возрасте. Каждые 62 минуты от расстройства пищевого поведения (РПП) в мире умирает один человек. Мы хотим обратить внимание каждого на эти ужасающие цифры и попросить быть внимательными к своим родным и близким. Главными симптомами у «больных» могут быть стойкий отказ от еды, вызывание рвоты, постоянный прием слабительных, стремление увидеть на весах цифру меньше, чем была накануне, чрезмерная худоба, нарушение гормональной деятельности, искаженное восприятие собственного тела: оно кажется больше или меньше, нежели на самом деле и патологическое обсуждение своего внешнего вида. Если вы заметили признаки анорексии у вашей подруги или родственницы, ни в коем случае не конфликтуйте и не пытайтесь насильно накормить! Старайтесь избегать резких высказываний, потому что они только отвернут от вас человека и вы потеряете любую надежду на коммуникацию.

Анна Мейрхольд-Гинзбург — 27 лет

Моя жизнь может показаться для многих настоящей сказкой: большая (в семье нас шестеро детей) и любящая семья, обучение в одной из лучших закрытых школ Лондона, высшее образование не хухры-мухры, а NYFA (New York Film Academy) и заветная работа мечты — кастинг-директор в NBC Universal в Лос-Анджелесе, Голливуд, любимый человек и даже 2 кошки. Но это все лишь одна сторона медали моей жизни, о второй, темной, я не очень люблю говорить и редко возвращаюсь в те годы, когда моя жизнь должна была оборваться.

Живя в Москве и находясь под контролем своих родителей, я жила обычной жизнью ребенка, которого мало заботит его внешний вид, который питается по часам, много гуляет и играет со своими сверстниками, занимается спортом (я занималась большим теннисом и гимнастикой). Несмотря на большое количество запретов, моя жизнь была беззаботной и веселой. Но пришло время перебираться в Лондон и уходить из под контроля родителей. В Лондоне все было иначе, я перестала заниматься спортом, никакого графика в моей жизни больше не существовало (исключение составлял график обучения), я начала питаться фастфудом, готовой едой из супермаркета, которую мы разогревали и сразу глотали (в прямом смысле этого слова), а еще были литры газировок и других сладких напитков. Итог — по приезде в Москву, когда мне было 16 лет, я весила не нужные 55 кг при росте 168, а 90! Это было просто ужасное зрелище, которое повергло в ужас моих родителей, не столь из-за внешнего вида, сколько из-за проблем с дыханием, у меня появилась отдышка, пройти по лестнице пару пролетов давались мне с трудом. Но самый большой шок я пережила, когда решила вернуться на свою родную базу, где долгие годы занималась гимнастикой и услышала от своих бывших тренеров, что «под такой коровой прогнется любой пол». В целом, ментальность нашего народа такова, что они говорят все то, что у них на языке, не думая о чувствах людей, которым посвящены данные обидные высказывания. В целом, я бы посоветовала каждому оставлять свое «ценное» мнение по поводу жизни, внешнего вида, отношений и тд постороннего человека, при себе, пока вас не попросят об обратном. Комментариев по поводу своего веса: «корова», «жирная», «слониха» и многое другое я услышала еще неоднократное количество раз. Я решила взять себя в руки и доказать всем, что могу стать лучше (синдром спортсмена и перфекциониста). Уменьшила количество приемов пищи, увеличила количество потребляемой воды, начала много ходить и мало сидеть. Вес начал уходить, но возникла главная беда — мой желудок был довольно растянут и постоянное чувство голода следовало за мной по пятам. Я могла питаться весь день правильно, а ночью съедать весь холодильник, без разбору, потом меня начинало тошнить и остаток ночи я проводила в уборной. После таких ночей мой вес начал уходить, а я стремительно худеть. Я распознала «секрет похудения»: не есть, изнурять себя спортом, срываться и есть все подряд, вызывать рвоту и худеть. Хочу отметить, что даже самым близким очень сложно распознать подобные ухищрения со стороны «больных». В Лос-Анджелес я полетела в весе 65 кг, но знала, что это не предел! Моя жизнь закрутилась: утром я просыпалась в 5.30, в 7 часов была на пробежке, к 9 сидела на парах, потом мы ездили на площадку и снимали до самого вечера, к 8 вечера я возвращалась в спортзал на еще одну тренировку. На выходных вместо отдыха я занималась спортом, посещала разные встречи с актерами, режиссерами, менеджерами и тд. Понятия «отдых» в моей жизни не существовало. За весь день я съедала немного фруктов и немного овощей, делала исключения лишь на выходных, когда к привычному рациону добавляла тарелку супа на воде. К апрелю 2014 года при росте 171 см я весила 38 кг, стоит ли говорить, что я выглядела ужасно? Но мне казалось, что выгляжу я восхитительно. Люди шарахались от меня, все пытались накормить и впихнуть мне в руку номера врачей. Мне казалось, что люди завидуют и не понимают, что такое истинная красота. Я больше не была коровой и это самое главное! 21 апреля 2014 года я не смогла встать с кровати, я даже не могла поднять руку, чтобы взять телефон и попросить о помощи. Я просто лежала и по моим щекам (точнее по костям) стекали слезы, мне было больно даже дышать. Дважды я провалилась в обморок и лишь спустя 3 часа я смогла найти в себе силы и дотянуться до телефона, чтобы позвонить подруге. Стоит отметить, что я не смогла встать и открыть дверь, поэтому моя подруга и врачи скорой помощи попали ко мне в квартиру через балкон соседей, благо я жила на 2 этаже. Меня экстренно госпитализировали в клинику ментальных расстройств с тяжелым истощением и белково-энергетической недостаточностью, где мне был поставлен диагноз «нервная анорексия в стадии истощения». К этому моменту у меня уже был страшный гормональный сбой: прекратился цикл, а органы, которыми долго не пользовалась (матка, яичники) чуть не подверглись атрофии.

Мое нахождение в клинике заняло почти год, я боялась покидать стены больницы. Групповые терапии, индивидуальная работа с психологами и психотерапевтами, прием медикаментов и питательных смесей, арт-терапии и многое-многое другое. Я училась заново питаться, нет, я училась заново жить! Не знаю, помогли бы мне настолько профессионально в любой другой точке мира, но на Западе стараются давать минимальное количество препаратов, которые убивают твой мозг и подавляют твои желания, и максимально пытаются настроить тебя на жизнь. Например, мой лечащий врач два раза в неделю забирал меня и еще двух «больных» девушек и возил на аттракционы, в театр и на выставки, рассказывая о своих комплексах. Когда я вышла из больницы, мне хотелось жить, мне хотелось творить и никогда не возвращаться в тот день, когда я не могла элементарно дышать. Порой, когда я хожу по супермаркету и задумываюсь о том сколько калорий в той или иной еде, сразу себя одергиваю. Потому что очень важно контролировать себя, чтобы не сорваться.

Всем девушкам я хочу посоветовать самое важное — никто и ничто не стоит вашей жизни! Вы должны жить полной жизнью, но никогда не забывать, что всех денег в мире не заработаешь, всех людей в себя не влюбишь и никогда не будешь идеальной для каждого. Забудьте слово «идеал» — это самое глупое, что только придумали люди. Будьте счастливы и здоровы!

 

Ирина Чехова — 30 лет

Я работаю с проектами по наружной рекламе, проще говоря, менеджером. Я всегда была зависима от чужого мнения и считала это абсолютно нормальной историей. Всё началось ещё в школе: если мне говорили, что я толстая, то, приходя после уроков домой, я ничего не ела, хотя назвать себя тучной я не могла, ни тогда, ни сейчас. Просто у меня всегда были щечки.

После школы всё как-то поутихло, а питание пришло в норму. Я пошла учиться в колледж, потом устроилась на работу в офис. Первые деньги, вечеринки, вкусная и жирная еда по ночам, словом, не жизнь, а праздник. В один момент, я, с ужасом взглянув на себя в зеркало, поняла, что так больше нельзя. Тогда мой вес составлял 69 кг при росте 168. Я стала себя ограничивать в еде. Строго! Не ела после 18:00, на завтрак съедала йогурт без сахара и ложку овсянки, после чего тут же вставала и начинала делать наклоны в стороны, выходила погулять, стараясь не сидеть после приема пищи, на обед была гречка (пара столовых ложек) и яйцо (потом я решила убрать и его, оставив только гречку), на ужин в 17:00 я ела маленький йогурт без сахара, а если было очень голодно, то в 19:20 позволяля себе яблоко, после чего ругала себя и заставляла бегать в парке, боясь, что оно отложится где-то на талии. Дошло до того, что я начала бояться чистить зубы, потому что паста была сладкая и, не дай Бог, меня развезет с неё. Кошмар (это я сейчас понимаю), насколько серьезные проблемы у меня были. Я превратилась в злую, раздражительную и агрессивную девушку. Через пару месяцев начались срывы: на выходных я наедалась до такой степени всякой дрянью (торты, пироги, мороженое, хлеб), что мне было тяжело дышать, но я ела, как в последний раз и не могла остановиться, а потом морила себя голодом (наказывала). 2 дня пила только воду или стакан кефира. Здоровому человеку понятно, что такое «питание» не приведёт ни к чему хорошему, а мне было всё равно, тогда я не понимала, что это и есть анорексия. Начались проблемы со здоровьем, пропала менструация (от слова совсем), стали ломаться ногти, постоянно чувствовала себя вялой и уставшей. Но я похудела до 52 кг, и это была моя самая большая радость, за которой я не замечала реальной проблемы.

Я не помню точный день, когда я взялась за голову, но, однозначно, прошло около года прежде, чем это случилось. Я стала замечать, что все люди вокруг меня счастливы и, питаясь абсолютно нормально и вкусно, не поправляются до каких-то шарообразных размеров, не испытывают зависимости от еды, как я. Приходила домой и плакала, понимая, что тоже так хочу! Хочу быть счастливой и перестать быть гастрономическим наркоманом, хочу радоваться и избавиться от этой дряни в голове.

На тот момент, у меня уже год отсутствовала менструация, а мне было плевать, главное — похудение. Я взялась сначала за лечение именно этой проблемы. Ходила к бесплатным гинекологам, к платным, но все отвечали одно: «девочка, вы с ума сошли, вам надо пить гормоны, такое не восстанавливается само по себе». Я уходила от врачей в слезах. Боялась этих таблеток, боялась поправиться и подсесть на них. По совету знакомых, поехала в клинику недалеко от работы, и врач, к моему удивлению, сообщила, что организм молодой и со всем справится сам, а мы просто ему поможем. Она дала мне некоторые рекомендации по лекарствам, но не гормональным. Я ушла от неё радостная и заряженная на успех. Купила в аптеке витамины, которые мне выписали (фолиевая кислота, витамин E, общие комплексные, омега), стала добавлять в рацион больше белка и полезных жиров. Салаты заправляла оливковым маслом, ела орехи, жирную рыбу, но по чуть-чуть, потому что страх еды, как таковой, остался, но я понимала, что никто кроме меня и за меня этот шаг не сделает. Это моя жизнь и если я хочу быть здоровой и счастливой, я должна потрудиться. Я углубилась в изучение литературы о правильном питании, стала слушать психологов, и это всё, в совокупности, дало мне прогресс. Я записалась в зал и встретила там единомышленников. Через 3 месяца восстановился цикл, ушла сонливость, вялость, я почувствовала, что снова живу.

По сей день, я вспоминаю то страшное время, когда я наказывала себя и морила голодом за съеденный фрукт вечером и позволяла самой же себя убивать день за днём. Это очень опасная болезнь и я чудом остановилась, потому что это, в первую очередь, психологическая проблема и решать ее лучше со специалистами и в кругу тех людей, которые тоже тебя поймут и поддержат. Главное — не опускать руки и взять ответственность за себя и свою жизнь на себя. Конечно, придётся много пройти и многое проработать, не всё будет получаться сразу, но это того стоит! Жизнь этого стоит!

Ольга Биджелова — 29 лет

Я училась на втором курсе университета, мне было 18 и, думаю, как и у многих девочек/девушек/женщин, у меня были комплексы, касательно своей внешности. Сначала мне не нравилось одно, потом другое, и вот я решила, что я толстая. При росте 170 см, я весила 45 кг, но это было очень много, как мне показалось на тот момент. По началу, я устраивала себе разгрузочные дни на воде, но, естественно, через день вес возвращался. Тогда я приняла твёрдое решение, что пару недель буду сидеть на воде и позволю себе раз в день стакан кефира или йогурта. Все шло вполне себе хорошо: вес снижался до 43, 42, 40кг. В этот период навалилось много проблем в семье, с учебой, подработкой, в личной жизни, я, в принципе, перестала есть, начала пить таблетки, подавляющие аппетит. Проблемы закончились невропатологом и антидепрессантами, но голодовку было решено продолжать!

Обмороки в метро, на семинарах и лекциях в университете, по дороге домой меня не смущали, я их списывала на нервное состояние. Вес меня, по-прежнему, не устраивал. Я толстая и все тут! А он, зараза, не опускался ниже 38-39кг (пару лет назад, разбирая гардероб от ненужных вещей, нашла джинсы, которые носила в то время. Сказать что это — ужас — не сказать ничего). В какой-то момент, друзья начали бить тревогу и заставлять меня есть, с ней отношения у организма не хотели возобновляться, и ложка съеденного оборачивалась побегом в уборную. Так продолжалось довольно долго. Меня заставляли есть хотя бы по ложке йогурта, выпивать стакан сока, сладкий чай.

Пару месяцев у меня ушло только на то, чтобы еда перестала вызывать неприятные рефлексы. И, шаг за шагом, началось восстановление организма. Вес, конечно, не устраивает и сейчас, но воспоминания отбивают всякое желание вернуться в те жуткие моменты. Я бы хотела сказать девочкам, которые, как и я, в своё время, начали комплексовать из-за своего веса, решили начать голодать — не делайте этого! Займитесь спортом и выстройте своё питание правильно! Бегайте, прыгайте, танцуйте, идите в зал, занимайтесь дома, делайте массажи и обертывания, но, ни в коем случае, не гробьте своё здоровье!

Анжелика Шитова — 21 год

На момент, когда все это началось в моей жизни, мне было 13-14 лет (8-й класс). Момент превращения девочки в девушку. В те годы появилась мода на, так называемые, «скинни джинсы». Сохранив одну из картинок с красивыми джинсами и зарядившись энергией я отправилась на поиски идеальных «скинни». В магазине я нашла идеальные джинсы (и даже несколько пар), но примерив все пары, я почувствовала себя максимально странно. Что-то было «не так». Я не могла понять, что именно было не так. Уже дома, после покупки одной пары джинс, я убедилась в том, что сидят они на мне странно. Я стала аргументировать это тем, что с ними явно что-то не так. Ведь иного варианта не могло быть. Спустя пару недель, все ещё разглядывая идеальные джинсы на картинке, я стала присматриваться не только к вещи, но и к ногам, изображённым на фото. Примерив свои штаны еще раз, я стала внимательно смотреть на картинку, на отражение, снова на картинку, опять на отражение. И, вроде бы, джинсы «скинни» и цвет такой же, как на фото, но что-то в картинке отличалось от реальности. Ну, конечно! НОГИ. Сказать, что на фото были изображены ноги — палочки, — ничего не сказать. Тот самый «пробел» между ногами и создавал эффект идеальных джинсов. Как вы можете догадаться, «того самого пробела» у меня не было. Вот, что было не так. Я! Не джинсы! Знала бы я только, к чему приведет этот злополучный «пробел», а, точнее, его отсутствие у меня.

Тщательно прокручивая в голове мысли о своих ногах, переворачивая их и всячески анализируя, я, наконец, поняла: «я толстая». Спешу отметить что толстой я никогда не была, и полной, к слову, тоже. Я была абсолютно нормально девочкой без излишнего веса, складок и недостатков. Обычный подросток с детской припухлостью. «Толстая, потому что нет пробела между ляжками», — эта мысль не давала мне покоя. Я засыпала и просыпалась с ней.

На моем компьютере стало появляться и стремительно увеличиваться количество фотографий дистрофично худых ног, рук, торчащих ключиц, впалых животов и щек. В этот период своей жизни я бы назвала «мечтательным». Я просто открывала картинки с идеалами (по мнению той меня) и думала о том, как же было бы здорово быть такой, потом закрывала окошко на компьютере и забывала обо всем. Чем чаще я рассматривала свои «худые» мечты, тем больше они заполоняли мою голову. Я каждую секунду стала думать о том, что нужно быть такой же красивой и стройной. Вот тут и наступил период, который я бы назвала «пора действовать».

Все началось с того, что мне хотелось всего лишь сбросить пару килограмм. Я придумала себе план, согласно которому мне запрещалось есть после 18:00. Честно говоря, на протяжении нескольких дней не есть после 18:00 у меня плохо получалось. Однажды я проснулась утром и сказала себе: «Сегодня я не буду есть». Сразу у меня, конечно, не получилось, но я не сдалась. Так сильно хотелось похудеть. И вот! У меня получилось! Я продержалась целый день на чае и воде. Потом два, потом три, потом четыре… С каждым днем сила воли росла, а чувство голода притуплялось. Целых 7 дней я совсем не ела. К слову, за ту неделю я скинула 7 килограмм, отсутствие которых, безусловно, сразу стало заметно. Все вокруг стали удивляться и восхищаться тем, как я похудела. Я была счастлива, ведь заветный «пробел» появился! Но это уже перестало быть для меня показателем успеха. Мне хотелось большего. После первого похудения мои попытки похудеть ещё не заканчивались, но тут гордость за себя переросла в ненависть и самобичевание. Я злилась на себя за то, что вес стал уходить слишком медленно. Я судорожно считала ушедшие граммы и буквально презирала себя. Я дошла до той самой стадии, когда рыдала сутки напролет, считая себя безумно толстой. Все стало наводить на мысли о суициде. Подумать только, я хотела убить себя из-за выдуманной полноты. Сейчас звучит абсурдно, но, на тот момент, я, действительно, была готова на это.

Мое отражение стало моим злейшим врагом, а вот анорексия, которую в пабликах с любовью называли «Анна», стала мне ближайшей подругой. Но под ручку с Анной пришла и булимия. Ведь срывы были. От обиды я могла набить брюхо кучей еды, потом, лежа на полу, ругать себя и понимать, что оставить всю «гадость» в себе — преступление. Тогда я шла в уборную и избавлялась от еды с помощью двух пальцев. Сделав такой маневр один раз, любая девочка, больная анорексией, рискует не суметь остановиться. Чтобы вы понимали всю суть, я могла съесть половину кастрюли супа, запить все чаем со сладостями и сразу избавиться от съеденного. «А смысл этого всего?» — спросите вы. Его нет. Ты просто это делаешь. Сначала осознанно, а потом на рефлекторном уровне.

Можно писать и описывать много стадий и этапов этой болезни, но…Многие уже знают, что эти болезни не физические. Болеет, прежде всего, не тело, а душа. Можно сколько угодно отправлять больных анорексией на лечение в госпитали, где их будут кормить по 6 раз день, но когда их выпишут все пойдёт по новой, потому что внутри совсем ничего не изменилось. Мало кто знает, что девочки, больные анорексией и булимией, ко всему прочему, отличные актрисы. Никто из домашних даже не догадывался о том, что я творила. Мне повезло, и я не столкнулась с клиниками, врачами, психологами и так далее. Я не дошла до той самой точки, когда пути назад практически нет.

В заключение, хочу сказать, что способов «борьбы» с этими заболеваниями нет, кроме одного: нужно четко принять для себя решение о том, хочешь ты жить или нет. Если первое, ты справишься, а если второе — никто не сможет тебе помочь. Я на протяжении 5 лет носила эту проблему в себе и боролась с ней внутри. Сейчас мне 21 год, и я со страхом вспоминаю то, что я пережила. Сейчас я осознаю, что огромное счастье — есть, не виня себя за каждый кусочек и ложку. Возможно, моя история покажется слишком простой для кого-то или совсем обычной. Но только те, кто сталкивался с этой бедой, поймут, сколько боли приносит такая «страсть». Девочки, не делайте из похудения смысл жизни. Он живет исключительно в близких, родных и любимых людях. Остальное не важно.

Анастасия Яркина – 26 лет

Впервые я поняла, что булимия близка, когда после очередной очистительной клизмы, я вновь наелась до боли в животе и словила мысль о еще одной клизме. В этот момент я поняла, что если так будет продолжаться, то я поселюсь в уборной, обложившись едой, и на этом моя увлекательная жизнь закончится. Я села за стол, взяла
ручку с листочком и начала анализировать что приводит меня к болям в животе и мыслям об очистке его содержимого.

И вырисовалась такая цепочка: почему я физически очищаю содержимое своего живота? Потому что его сильно распирает. Почему его сильно распирает? Потому, что я переедаю до сильных болей в животе. Почему я переедаю? Потому что не чувствую насыщения? Почему я не чувствую насыщения? Потому что в момент переедания я не слежу за тем, что чувствует тело, а моя голова занята мыслями о том, что я опять слабачка, ведь я съела целую шоколадку! Ах, какая я бедная-несчастная! А почему это я жалею себя? Потому, что у меня что-то не получается сделать по жизни, или мне скучно, или я болею. Вот и осознала я тогда: чтобы разомкнуть цепь, нужно нарушить последовательность действий. Не начинать с конца — последствий, к которым привели меня мои жизненные проблемы, а начать прямо с самих проблем. Начать решать их. Вдруг получится новый результат?

И тогда я начала искать ответы на свои жизненные вопросы. Меня волновало мое призвание, смысл моей жизни и социализация в обществе. В этих поисках я сразу пошла к психологу. Причем, сразу к именитому. Собрался сразу целый консилиум и постановили, что еще полгода без изменений — и я, либо окажусь в какой-нибудь секте (к слову, я к тому
моменту уже была веганом и яро отстаивала данный «тип питания» и даже начала бизнес по продаже веганских продуктов), либо нужно идти к психиатру и пить антидепрессанты, ибо в мозгу начались уже какие-то изменения и без таблеточек никак.

Я с этим заключением была не согласна, и на следующий день пошла к остеопату. Он заверил меня, что голову и мозг он мне поправит, и на вопросы мои поискать ответы поможет. После этого я была у разных специалистов и, в процессе работы над собой я перестала быть веганом, закрыла бизнес, поняв, что не хочу больше им заниматься, и, наконец, нашла свое призвание — теперь я стилист и я очень этому рада!

В работе над собой мне очень помогла психотерапия в Институте инновационных психотехнологий C. В. Ковалева. Там, как раз, работают с мозгом, благодаря чему жизнь пациента очень быстро меняется к лучшему. Так что теперь я счастлива — моя жизнь наполнена любовью к прекрасной профессии, семье, своему телу — теперь я уважаю его, ем то, что хочу и столько, сколько хочу и, при этом, без каких-либо усилий стройнею на глазах. Поэтому, тем людям, которые сталкиваются с булимией или с ее предпосылками я хочу пожелать наладить свою жизнь «вне еды», тогда и еда станет другом, дающим энергию для великих свершений.

Лана Сотиева – 19 лет

Будучи полным подростком, в возрасте 15 лет я решила сесть на диету, которая, в свою очередь, была слишком жесткой, не только для ребёнка, но и для любого взрослого, здорового человека. С помощью диеты я смогла похудеть на 11 кг за 2 месяца. Чем это было чревато? Потерей менструаций, которые, кстати, так и не нормализовались к 19 годам, ухудшению метаболизма, и многим другим мало приятным вещам.

Когда я добилась желаемого результата, стала позволять себе все ранее запрещённое, а дальше +20 кг. Это был огромный стресс не только для меня, но и для всех окружающих. После каждого приёма пищи, на протяжении 4 лет, я чувствовала злость, ненависть к себе, но остановиться уже не могла. Когда я осознала свою проблему, стала ее заедать, от этого становилось ещё хуже. Каждый шоппинг сопровождался слезами, истериками и недельными читмиллами, в магазины я ходить перестала, потому что видеть своё тело в отражение в примерочной — пытка, никакие вещи, даже самые красивые не сделают тебя лучше/худее. Сегодня я здорова, но отголоски моего расстройства я чувствую и сейчас, когда во время приема пищи я не сразу могу сказать себе «стоп», чувствуя сытость, когда вижу округлившийся живот и стараюсь не заплакать.

Я смогла это сделать приняв себя. Я просто стала замечать свои положительные стороны и перестала их игнорировать, как делала это раньше. Я стала верить комплиментам от разных персон, которые касались внешности и не только (до этого на подобное я только отшучивалась). Это долгая борьба, поверьте! Миллионы девушек сегодня страдают от расстройства пищевого поведения и не могут жить нормально. Общество смогло навязать нам стандарты красоты, и у нас, казалось бы, ничего не остаётся кроме того, как стараться им соответствовать, но мы все индивидуальны и прекрасны, когда находим в себе силы оставаться собой.

Анастасия Лисицына — 21 год

О таком говорить не принято. И, кажется, что это тебя не коснётся, ведь ты держишь всё под контролем. Говорят, анорексия — болезнь отличниц, и я склонна с этим согласиться.

Помню, как зимой в 10 классе (17 лет) на новогодних каникулах я оценивающе посмотрела в зеркало. Тогда в голове пролетела мысль: «Мне не нравится». Мне не нравилась форма носа, не нравились щёки, «узкие» плечи, но главное — мне не нравились мои ноги. Instagram-трендсеттеры, модели Victoria’s Secret и звезды художественной гимнастики обладали стройными, подтянутыми ногами, а мои, о ужас!, были не такие. В этот момент я решила, что с моими ногами (а также носом и всем остальным) в жизни мне не будет счастья. С этим срочно надо было что-то делать. Сначала я разработала весьма неплохую стратегию: надо сбросить 3 кг, чтобы весить 53 (мой рост — 175 см). Я расписала план питания с учётом БЖУ, запретом на сахар и быстрые углеводы. Нашла себе функциональные тренировки. Но вот неудача, если мама приняла подобные изменения, то бабушка никак не могла. А навещали мы её каждые
выходные. Как-то бабушка испекла великолепный маковый рулет. Я не могла отказаться, ведь она бы обиделась. Это был первый раз, когда я решила избавиться от еды с помощью вызова рвоты. Было гадко, но «зато» во мне больше не было «лишних» углеводов. С того момента после каждого посещения бабушки или друзей, когда мне казалось, я позволила себе лишнего, я действовала также.

Постепенно я начала уменьшать количество съедаемых калорий: углеводы я теперь ела только с утра, а на ужин употребляла исключительно обезжиренные молочные продукты. В мае я заметила, что позывы к рвоте начали появляться сами (с утра натощак или когда я съедала чуть больше, чем обычно). Это не остановило меня. В июле мой рацион был ужат до минимума. Иногда я могла съесть просто пару огурцов и обезжиренный йогурт. При этом я не отменяла тренировки с собственным весом и утренние кардио (каждый день). Самое интересное, что мое недовольство собой только усиливалось, я стала раздражительной и нервной, мне не было интересно что-либо кроме моего «несоответствия» стандартам. Вес составлял 49 кг. Я не слушала предостережений семьи и друзей. Я ненавидела еду. В тот момент, когда в моем организме случился гормональный сбой, мама все же уговорила меня сходить к врачу. «Ещё пару месяцев и мы не сможем восстановить репродуктивную функцию» — прозвучал вердикт. Я тогда очень испугалась и начала есть. Это было сложно. Желудок уменьшился в размерах и из-за этого нормальное количество пищи просто доставляло мне боль. И психологическая составляющая никуда не ушла — я уже ела, но все ещё ненавидела. Помню мои срывы и истерики из-за того, что я теперь толстая (54 кг) и я «не могу выйти на люди». Потом были два месяца реабилитации, пачки витаминов и минералов, лекарства для желудка и кишечника.

О чем ещё не принято говорить — это то, что у подобных расстройств случаются рецидивы.

После 11 класса я поступила в один из лучших университетов страны, на серьёзное образовательное направление. Учебная нагрузка, переезд в квартиру, самостоятельная жизнь, личные проблемы. Я много нервничала, мало спала и нерегулярно питалась. Я могла позавтракать бутербродом, уйти на 4-6 пар, а после лишь поужинать овощным салатом или, наоборот, едой из общепита. Я редко выходила на прогулку и нерегулярно занималась спортом. В институте мне казалось, что я недостаточно умная, неподходящая, что я хуже остальных. От эмоционального перенапряжения весной 1-го курса (19 лет) у меня пропал аппетит. Я могла не есть по 10 часов и все равно не быть голодной. Мне как бы эмоционально не хотелось есть, мысли, что надо что-то приготовить, были неприятны. Вес начал падать. Летом я улетела на каникулы. Начала хорошо и сбалансированно питаться, но на мое удивление вес не просто не рос (50 кг), а периодически колебался в меньшую сторону. У меня начали сильно выпадать волосы. Если я распускала их, то они буквально прядями падали за мной.

Когда я вернулась в Москву, мне показалось, что ситуация начала исправляться, но я ошиблась. Аппетита опять не было, а в сентябре к выпадающим волосам и низкому весу добавился гастрит. После каждой еды начали случаться приступы боли в животе и несварение. Диагноз: нервная анорексия. А дальше не самые приятные процедуры у
гастроэнтеролога, лечение у трихолога и эндокринолога, психолог и гомеопат. Кроме стандартного пакета витаминов и минералов и лекарств для налаживания пищеварения я принимала антидепрессанты и препараты, влияющие на эмоциональный фон.

Сейчас мне 21 год, я здорова, у меня отличные анализы, волосы благополучно растут и выпадают только в пределах нормы. Я регулярно и правильно питаюсь, но могу спокойно позволить себе сладости или углеводы на ночь, занимаюсь пилатесом. Я без проблем учусь в университете, а сейчас устраиваюсь на летнюю стажировку.

Однако лечение стоило множества сил, денег и нервов моей семьи, и мне никогда не забыть всех тех проблем, которые принесли мне булимия и нервная анорексия. По моему опыту, если вы оказались в такой ситуации, обязательно расскажите близкому человеку — без поддержки побороть проблему вам будет сложно. Мне очень помогло посещение психолога. Я задала себе правильные вопросы, проанализировала ситуацию. Врачи купировали локальные физические проблемы, но основным для меня стало понимание себя: я никому не должна быть такой, какой хотят меня видеть другие, я имею право на свой путь, имею право быть собой, любить себя, имею право на счастье. Обязательно нужно найти гармонию с собой, понять, что именно вы таким образом пытаетесь заглушить или изменить в себе. Также мне, как воцерковленному человеку, очень помогла религия. Нужно вспомнить о том, что действительно важно, для чего вы по-настоящему живете. Начните относиться к еде не как к удовольствию или излишеству, которое, как вам кажется, не нужно вам, но как к топливу для организма. И помните: вы пришли в этот мир для того, чтобы жить, становиться лучше и делать лучше всё вокруг вас, но для этого вам нужна подзарядка. Поймите, что красота не во внешности «с конвейера», красота в индивидуальности. Ваши веснушки или обаятельны щёчки, родинка над губой, необычный рост или разрез глаз, ваша фигура делают вас неповторимой, делают вас собой. Цените и любите себя за то, какими пришли в эту жизнь. Ведь вы сами — это то, что всегда будет с вами, от начала и до конца.

Евгения Палагина — 24 года

Как сейчас помню, мне было 17 лет, я заканчивала 11 класс. Готовилась к выпускному. Я весила немного — 64-65 килограммов, но для роста в 164 сантиметра надо было скинуть хотя бы до 59 килограммов. Да и, честно говоря, в зеркале свое отражение мне никогда не нравилось. Все худели, вот и я начала погоню за телом своей мечты. Помню первые месяцы очень четко: вес уходил очень медленно, и вот на табло заветные 59,7!!! Я перешагнула планку в 60 килограммов и больше не вешу под 70 — это победа. Но ушла первым делам, и без того небольшая, грудь, похудело лицо, четче стала талия. Что я делала для этого? Честно сидела на питьевых диетах, слушала подруг и сидела на других диетах. Посматривала в сторону разных таблеток, но так и не решалась. Занималась исправно спортом дома практически каждый день по видео Джиллиан Майклс, а также пилатесом. Как только я стала весить меньше 60, я поверила в себя и стала питаться меньше и реже. Килограммы уходили стремительно, рацион уменьшался также стремительно. А уверенность прибавлялась. Порой переставала есть или сводила приемы пищи к двум разам в день: например, утром нормальная каша, а днем или в полдник яблоко, йогурт или гематоген. Всю еду, что я ела, обязательно взвешивала, считала КБЖУ и записывала в свой блокнот, который тщательно прятала от мамы. Затем наступил момент, когда я перешла на белковое питание: море грудки и творога с яйцами. Организм за 2-3 недели такого питания перенасытился белком настолько, что не воспринимал его, а начал использовать белок из организма.

Четко помню тот момент, когда пошла к стоматологу — маме моей подруги — открыла рот, и тут она ахнула. Я подумала, что из-за диет начался кариес, но услышала совсем другое: «Женя, у тебя изо рта пахнет аммиаком, ты не больна?». Тогда-то я впервые испугалась, аммиаком пахнут раковые больные, да и вес начал стремительно уходить. Каждый день я вставала на весы, и о, ужас, если на экране появлялись плюс 300 граммов. К моей процедуре взвешивания присоединилась и мама. Каждое утро она смотрела, сколько я вешу, а я старалась жать пяткой изо всех сил, чтобы вес был хотя бы 50, а не 46-47.

Всю жизнь я считала, что мой тип фигуры груша: большие бедра и непропорциональная грудь. Смотрела на JLo или Beyonce и думала: «они же красотки, хорошо себе живут с такими формами, значит, и я проживу». Когда я весила 47, поняла, что вся моя груша была жировой, а вовсе не из-за широкой тазовой кости. Другое открытие — мои кости действительно тяжелые. Потому что в 47 кг при росте 164 см я могла сосчитать все свои ребра, лопатки и ключицы торчали, таз — тоже хорошо читался. Бедра немного иссушились, но нависающие коленки, моя боль, до сих пор не уходили. Мое похудение длилось где-то с апреля, сбросить вес удалось за 3 месяца изнурительных тренировок дома и ограничений еде. Полгода я жила без месячных. Я помнится обрадовалась, потому что эти дни меня всегда были мучением. О том, что это ненормально я догадывалась, но так была счастлива, что наконец-то чувствую себя красивой….перекрывала все! Это заметила моя мама и срочно повела меня по врачам. Оказалось, мои яичники настолько уменьшились, что их с трудом находили на УЗИ, про шанс когда-нибудь забеременеть ни шло и речи. Мне ставили бесплодие, не задумываясь.
Выписали гормоны, которые испортили мне жизнь, но это уже совсем другая история. Вторым звоночком стало то, что мне стало тяжело держать спину и шею. Я буквально уставала от того, что на моей шее есть голова, всегда подпирала ее рукой, да и в принципе уставала от учебы и долгих передвижений пешком, хотя показатели по тренировкам
только росли.

Третьим пунктом истории принятия себя стало то, что пропала грудь, она буквально помахала мне ручкой и исчезла. И никакие пушапы меня не спасали. Затем исчезла другая мягкая точка на теле — ягодицы. Если не поворачиваться боком, все было чудесно, но как только я замечала свое отражение в зеркале абсолютно плоское и с большой тяжелой головой, становилось не по себе, но размер S-XS особенно в джинсах и юбках — не мог не радовать.

Я уже обмолвилась о том, что вернуть меня к нормальной жизни пыталась мама. Несколько раз меня водили к гинекологам, а затем мам и папа решили меня обмануть. Сказали, что мы поедем на иглоукалывание. В итоге меня привели к психиатру. Маленькая девочка зашла в кабинет к тучной женщине, которая мне 40 минут подробно рассказывала про правильное питание. Как говорится, сапожник без сапог. Этой
ерундистике от большой женщины, знающей все о правильном питании и даже больше, я не поверила. Потом еще один поход к гинекологу. Мне сказали, что кроме гормонов мне ничего не светит. Мой вес на тот момент 46,3. На весах я усиленно выдавливала для мамы 50 Это, кстати, нелегкое занятие. Пришлось пить, не помню точное название, но очень
четко помню, как практически за 2 месяца меня разнесло на 25 килограммов. Проснулся дикий жор. Я могла съесть за раз сковородку жареной картошки. Мой желудок кричал: «Аларм», но в голове был хаос, и мысли только о еде, как бы я себя не останавливала. За полтора два месяца я превратилась в маленькую «свинюшку». Психика не выдерживала диссонанса: в зеркале я толстая, а в голове я еще худая и хрупкая девочка. Я начала худеть заново, вычитала, что от приемов антидепрессантов очень неплохо «худеется», главное, рассчитать дозу. Эти антидепрессанты продавались только по рецепту, но я нашла аптеку, где мне без зазрения совести продавали их, да и стоили они недорого — не больше 100 рублей. За неделю наступил эффект: я не хотела есть, но руки трясло, как у психопата, дергались глазные нервы. Я уменьшила дозу, а позже слезла с них совсем, так как эффекта не обнаружила. Потом в группах по похудению узнала про ЭКА (эфедрин, кофеин, аспирин), попробовала раз — чуть сердце не выскочило. Тогда на «помощь» пришли таблетки,
которые должны были усмирить мой аппетит. На какой-то период это действительно работало, но после отмены все вернулось на круги своя.

На данный момент мой вес 65, я снова поправилась, полгода назад весила 58-59. Периодически срываюсь на еду, но стараюсь нормализовать свое питание. Гормональное лечение дало о себе знать, потому худею я с трудом.

Юлия Габышева — 25 лет

Всё началось на фоне стресса из-за расставания с женихом. Сначала у меня просто отсутствовало чувство голода. Я объясняла это нервным напряжением: мол нормальная реакция организма на происходящее. Потом я начала стремительно терять вес, мне начал нравиться мой внешний голод. Позже я заметила, что тошнит от еды и даже от простого запаха еды, вся одежда стала на 2 размера меньше, а джинсы размера XS приходилось затягивать ремнём, чтобы они не сползали + беспокойство родителей и друзей + частые головокружения и полуобморочные состояния.

Я сходила на обследование к гастроэнтерологу и получила заключение, что проблем с желудком нет. Сделала вывод, что проблема в голове и сперва нужно избавиться от её первоисточника. Перестала себя жалеть, до этого я буквально утопала от жалости к себе. Чтобы отвлечься, начала много работать, гулять и общаться с друзьями, смотреть фильмы,
читать, заниматься спортом. Делала всё возможное, чтобы абстрагироваться от стресса. Параллельно начала пытаться есть, это было очень тяжело, любой приём нормальной пищи сопровождался болью, тошнотой и рвотой. Даже вспоминать страшно, боялась есть в общественных местах, при коллегах и родителях, потому что меня могло вывернуть прямо перед ними. Первое время ела бульоны, сухарики, некислые овощи и фрукты, легкие салаты, смузи. Потом добавила в рацион рыбу и курицу. С декабря начала есть мясо и даже выпечку. На восстановление организма ушло 7 месяцев, было очень сложно, но думаю у меня получилось.

Я бы никогда в жизни не подумала, что могу столкнуться с такой проблемой. Всегда немного с высока смотрела на людей с подобными проблемами, считала их в целом слабыми людьми с серьезными психическими отклонениями, но это не всегда так. После всего пережитого, сделала вывод, что никто не застрахован от сложностей, стресса и депрессии. С чем бы в жизни не случилось столкнуться, нужно не забывать заботится о себе, открыто обсуждать свою проблему и прислушиваться к советам родных и близких людей.

Комментарий от психолога — Софии Тащян

Анорексия и булимия — это психологические заболевания. Официальные названия «нервная анорексия» и «нервная булимия».

Анорексия характеризуется потерей веса. Важно понимать, что это именно контролируемый процесс. Больным анорексией свойственен гиперконтроль. Часто анорексия сопровождается: подсчетом калорий, постоянными взвешиваниями, отказом от «вредных» продуктов, сведению приемов пищи к минимуму (1 раза в день или даже меньше). Одна из причин развития анорексии считается перфекционизм — стремление во
всем соответствовать идеалу, неприятие ошибок. Так же нередко анорексия — форма привлечения внимания. Когда пациенту кажется, что он оказался в ситуации, где ничего нельзя изменить — тщательный контроль, и намеренное воздействие на изменения собственного тела помогают справиться ситуацией.

Анорексия — это смертельная болезнь, нет однозначного способа излечить человека, но без помощи специалистов никак не обойтись. Как правило работают на пару психолог и психиатр. Психолог помогает определить причину заболевания, и решить все сопутствующие проблемы: дисморфофобия (неприятие собственного тела), стремление к гиперконтролю и т. д. Психиатр лечат уже существующую болезнь. При тяжелых формах (когда вес достигает критической отметки для полноценного передвижения) пациентов госпитализируют и через капельницу снабжают оптимальным количеством килокалорий. На фоне может возникать много проблем со здоровьем: истончение костей, гормональные изменения, нехватка жизненно важных элементов — так что помощь врачей тоже часто требуется.

Булимия, напротив, фактически, обжорство. Часто булимия ассоциируется с намеренным вызыванием рвоты — но это не всегда обязательный критерий. Во-первых, очищение организма может производится разным путем: клизмы и слабительные также считаются. А, во-вторых, очищение вообще не всегда производится, хотя в подавляющем большинстве случаев действительно булимия сопровождается очищением. Больные булимией практически не чувствуют насыщения, иногда они физически наедаются до такого состояния, что их потом тошнит.

Если анорексия — это про гиперконтроль, то булимия — несдержанность, это может также проявляться в эмоциональных состояниях. Часто это пациенты депрессивного склада. Очень строги к себе. Ставят нереалистичные цели, тяжело корят себя за несоответствие. Так они могут пообещать себе есть только овощи, а потом сорваться, съесть гамбургер в Макдональс, например, и тяжело себя осуждать за это, считать слабыми и жалкими, достойными наказания, вплоть до настоящей ненависти к себе. Важно обратить внимание на: борьбу с постоянным чувством голода, завышенные требования к собственному телу, принижение себя за невозможность достичь ее. Здесь тоже сразу требуется обратиться к психиатру. Тяжелые последствия от булимии возникают гораздо медленнее, чем от анорексии. В принципе, с таким заболеванием некоторые живут 10-летиями. Другое дело, что качество жизни таких людей очень печальное, они постоянно собой недовольны. Также больные булимией могут наказать себя до полного отказа от пищи, тогда болезнь быстро переходит из булимии в анорексию. Для таких пациентов не есть вообще гораздо проще, чем вовремя остановиться.

Поделиться:

Добавить комментарий