Яна Мкр

Одна из самых ярких представительниц столичных поэтических кругов, участница проекта «superстихи» и соучредитель кафе здорового питания «Стой и свети» Яна Мкр, в интервью The Mood рассказала о том, как ее стихи стали популярными, чем она вдохновляется и почему поэзия вечна.

TM: Расскажи немного о своём детстве, своих мечтах и интересах? Сбылись ли они у тебя на данный момент?

Я.: Наверное, люди считают, что человек, пишущий стихи, с детства, зачитывался поэтическими сборниками, но я была очень далека от этого. Я не выросла с томиками Тургенева, была обычным балованным ребёнком, а затем неспокойным подростком. Плохо училась в школе, но у меня была одна страсть — я очень сильно любила музыку. Постоянно что-то слушала, с пяти лет ходила в ансамбль «Непоседы», поступила в музыкальную школу. Так что всё моё детство прошло в гастролях и выступлениях. А когда появились первые рэп-исполнители, я уже писала какие-то зарифмованные поздравления. Очень любила и слушала Децла. Тогда первый раз я поняла, что можно объединить крутые слова и музыку. Но я была уверена, что стану именно певицей.

TM: Мы знаем, что с 8 по 11 класс ты была на домашнем обучении. Почему ты сделала такой выбор, и что тебе это дало?

Я.: Да, я в седьмом классе ушла из школы и продолжила обучение в экстернате. Произошло это из-за того, что у меня сложились очень непростые отношения с учителями. У нас были преподаватели советской закалки со своими представлениями обо мне. Откровенно говоря, там просто создали такие условия, что оставаться я больше не хотела и не могла. Мама всё понимала, поддерживала и предложила больше не мучиться. В итоге на домашнем обучении я закончила за два года четыре класса и совсем не жалею об этом.

Брюки, Juicy Couture; пиджак, Dries van Noten; топ, H&M

TM: Ты ведь хотела быть певицей. Как получилось, что в итоге ты поступила в МГУ на факультет «Мировой политики»? Не жалеешь о таком выборе?

Я.: Папа не дал поступить в эстрадно-джазовый колледж после 9-го класса. Он спросил: «Вот ты закончишь колледж и будешь петь в ресторанах?». Иронично, что сейчас именно в ресторанах я иногда читаю стихи. Так, певицей стать не получилось, я очень переживала и решила уже на всё плюнуть и снова по настоянию папы поступить в МГУ на популярный факультет «Мировой политики». Тогда отец говорил мне, что у человека должно быть хорошее классическое образование. Я считала это бредом. Сейчас я не то, чтобы с ним согласна, но всё равно рада, что поступила именно в МГУ. Университет дал мне людей. Огромный круг знакомых, которых я постоянно встречаю в разных сферах бизнеса. Я жалею, что не добрала знаний, которые нам давали. Но зато у нас была классная университетская «тусовка».

TM: А своему ребёнку позволила бы не учиться в серьёзном ВУЗе?

Я.: Мне кажется, я была бы очень лояльна в этом вопросе. Но посоветовала бы ему поступить после 20-ти лет, когда бы он уже лучше понимал, что ему надо. До этого возраста дети ещё не понимают, чего хотят.

TM: Очень часто в своих стихах ты пишешь про отца или дедушку. У тебя с ними особенная связь?

Я.: Да нет, у меня с мамой, например, замечательные отношения. Она невероятно понимающая, лояльная, современная, у меня даже в подростковом возрасте не было с ней проблем. Мы с ней очень близки. А нас ведь задевают те вещи, которые «болят». Папа был плохой полицейский, с ним были трудные отношения. Но тем они и интереснее. Он мечтал, чтобы я стала юристом, создала семью, боялся, чего скажут люди, а я вот с детства всё делала не так. Сейчас он, конечно, уже понимает, что дал мне всё, что должен был. Если я что-то делаю не так, это уже не его вина. Уже больше мне доверяет.

TM: А сейчас как твой отец реагирует на твою деятельность?

Я.: Он вообще далёкий от интернета человек, не понимал, чем я занимаюсь, и кому это надо. Когда я уже начала выступать, стало чуть легче. Хотя он очень сдержанный человек, но иногда говорит, что я молодец. А в целом такие занятия считает ребячеством. Он больше верит в бизнес.

TM: Помнишь свой первый полноценный стих? Когда поняла, что ты пишешь?

Я.: А я до сих пор не поняла, что я пишу (смеётся). Первый стих не помню, но в университете (первая любовь, все дела) как-то интуитивно начала писать заметки Вконтакте и даже не подписывала их. Мои подружки, которые тоже страдали от любви, стали комментировать, лайкать. Это была первая «волна», когда я поняла, что может быть это кому-то нужно. Потом, правда, я всё это закрыла и удалила. Прошло время и появился Инстаграм. Тогда ещё никто не думал о рекламе, просмотрах и охватах. Я просто опубликовала что-то на своей странице, кто-то репостнул. И дальше пошло-поехало. Чётко помню, как ехала в машине с друзьями и обновила страницу. Вижу, что у меня тысяча подписчиков! Это было для меня тогда просто шоком.

TM: А какое первое стихотворение «выстрелило»? Было ли такое, что ты хотела прекратить писать?

Я.: Первое, что активно репостили, было стихотворение про папу. Чуть позже «А полюбят тебя обязательно за другое…». Были периоды, когда я считала, что мне нужно прекратить писать. А потом я вдруг поняла, что ведь могу проснуться в одно утро и больше никогда не суметь ничего написать. Поэтому решила, что пока получается, мне нужно это делать.

TM: Ты же понимаешь, что так рифмовать строки — талант. Ты что-то делала, чтобы его развить?

Я.: Я не уверена, кстати, что это талант. Технически стихи может писать каждый. На какой-то лекции я услышала мысль, что искусство — это радость узнавания. Если ты услышал в чьей-то работе себя или что-то знакомое, это можно считать искусством. Поэтому все могут писать, вопрос в том узнают ли читатели в этом себя. Так что это субъективная история. Но в наше время надо уметь себя преподнести. Вот это я считаю настоящим талантом. Иногда человек вроде и не имеет никаких способностей, но зато как себя подаёт. Единственное, писательские способности помогает развить чтение книг. Так в голове рождаются красивые слова и обороты.

TM: Заметила, что поэзия сейчас становится мейнстримом. Очень многие пытаются писать и читать стихи. Как к этому относишься?

Я.: Я рада, что поэзия не умирает. Мне только не нравится, когда молодые ребята заискивают с Есениным, пишут его языком о тех вещах, которых сейчас нет. Я, конечно, могу поверить, что где-то есть современный человек, которого вдохновляют берёзы, но не думаю, что стоит настолько оглядываться на классиков. Даже красть надо как художник. Адаптируйте какие-то фишки классиков под себя. Я вот «топлю» за то, что поэзия, как музыка и кино, должна быть современной и актуальной. Пусть в стихотворениях будут новые слова и даже мат. Не понимаю, когда люди возмущаются. Мы живём в 2019-ом году.

TM: Как считаешь, о чём круто писать в 21-ом веке?

Я.: Обо всём. Нет мелких проблем. Не понимаю возрастной шовинизм. Например, когда, подросткам говорят «мне бы твои проблемы». Каждый воспринимает ситуации по-разному. Поэтому, если тебя что-то волнует, напиши. Просто нужно честным быть. Искренне можно писать даже про политику. Пропаганда здесь не работает, людей сложно обмануть.

TM: А чем именно ты вдохновляешься? Только своими чувствами?

Я.: Думаю, что актёр лучше играет тех персонажей, чьи черты есть в нём самом. Так и в поэзии. Если сам прочувствовал, получается честнее. А я очень люблю наблюдать. Я смотрю на человека, его терзания и могу вдохновиться. Мне очень интересны личности. Например, я вижу с какой любовью строитель занимается своим делом. Когда кто-то наслаждается своей работой, меня это очень вдохновляет.

Костюм, Juicy Couture; кроссовки, New balance

TM: Расскажи, кто из классиков тебе по душе?

Я.: Мне нравится поэт в определённые периоды его жизни. Например, у Есенина мне нравится «кабацкое» неспокойное время, у Маяковского его нежные письма Лилечке, а не популярные политические стихотворения. Очень люблю Эдуарда Асадова, хотя многие говорят, что это не поэзия. А для меня гений тот, кто может простыми словами описать сложные чувства. Читаешь самую простую его историю, и мурашки по коже.

TM: Не кажется ли тебя, что многие сейчас просто делают вид, что любят поэзию, книги, умное кино?

Я.: Для девочек, особенно недалёких, стало модно строить из себя интеллектуалов. Вот например, все пишут в соцсетях о своей любви к Бродскому. Да я половину его работ не понимаю! Это очень крутая, но слишком трудная поэзия. Так что я не верю этим подписямк селфи. Мне часто пишут с вопросом можно ли стать популярным, читая стихи. Я считаю, что стихи так не действуют. Так что, если ты просто ищешь популярности и поэтому «интересуешься поэзией», ничего путного не выйдет.

TM: Как ты относишься к своей популярности? Нравится все то, что сейчас происходит?

Я.: Очень спокойно. Я не считаю себя популярной, потому как осознаю, что как только я закрою Инстаграм и выключу телефон, моя узнаваемость закончится. Я пишу только потому, что мне нравится это.

TM: Как известно, художника обидеть может каждый, как ты реагируешь на различные негативные реакции своих читателей?

Я.: Был период, когда меня прямо до слёз это задевало. Им даже повод не нужен. У них как-будто профессия такая «хейтить». Они знают, как тебя зацепить. А потом я просто поняла, что их нельзя «кормить». Больше не пытаюсь грамотно отвечать и вступать в полемику. Просто игнорирую, и поэтому со временем негативных комментариев становится всё меньше.

TM: Не было ли у тебя стеснения или боязни публиковать свои стихи?

Я.: До сих пор есть. По сей день, когда я ставлю перед собой телефон, читаю стихотворение и его публикую, я думаю, что выгляжу как идиотка. Мне 27 лет! Чем я занимаюсь… Но у меня есть какая-то потребность в этом. Я не могу этого не делать. Хотя сейчас, конечно, желания намного меньше, чем раньше.

TM: Как думаешь, почему так?

Я.: Кажется, я разочаровалась в системе «инстаграмных ценностей». Как-будто застопорилась на месте. Хотя, может быть, я просто не пишу так круто, чтобы это произвело бум. И я даже понимаю, что надо сделать, и какие стихи писать, чтобы «выстрелило» сильнее. Я хочу, чтобы меня читали, но я не хочу что-то делать для этого специально. В сетях итак слишком много ненастоящего. Я хочу быть собой и не «вылизывать» свой образ.

TM: Расскажи про проект «superстихи», который основал рэпер ST. Как ты туда попала, и что он тебе дал?

Я.: Это вообще для меня начало начал. Три года назад мне написал Саша ST, позвал в свой проект. Когда я первый раз пришла, там было человек тридцать гостей. Я жутко переживала и очень боялась идти. Я читала с телефона, и у меня буквально дрожали руки. Это был первый раз на сцене. И если бы не «superстихи», наверное, я бы всё это бросила. А сейчас нас уже поддержали «на телике», мы выпустили книги, каждый второй вторник ребята выступают. Да и это абсолютно некоммерческий проект, со свободным входом. Каждый раз, когда я вижу полные залы, думаю, что же скажут те, кто уверен, что поэзия умирает.

Юбка, Juicy Couture; пиджак, DAKS London; топ, H&M

TM: Как известно, ты автор песни «Мы гасим свет» Kristina Si. Нет желания продолжить писать песни и зарабатывать на этом?

Я.: Это для меня очень крутой опыт, и я сейчас как раз работаю с музыкантами. Например, пишем песни для талантливой TAYOKA, делаем много крутого материала.  Кстати, писать песни оказалось гораздо сложнее, чем стихотворения. Ребята меня очень многому учат и мне это нравится. Я прямо кайфую. Причём на этом можно в перспективе хорошо зарабатывать. Песни очень дорого стоят, но пока я только набираюсь опыта.

TM: Сейчас у тебя полным ходом развивается ещё один проект — кафе «Стой и свети». Почему именно ресторан правильного питания? Тебе это интересно или просто понимаешь, что сейчас это модно?

Я.: Название нашего кафе, кстати, фраза из одного стихотворения: «Если не знаешь, что дать другому на этом пути, просто стой и свети. Стой и свети…». Мы решили, что это относится и к тому, что мы едим. Но меня правда интересует здоровое питание и спорт. У меня, кстати, семья спортсменов, папа — мастер спорта по борьбе, мама — дзюдоистка. Так что я с детства в этой теме. А в какой-то момент я просто стала задумываться, что моё состояние и даже настроение напрямую зависит от того, что я ем. От качества еды. Гораздо приятнее есть осознанно. Считаю, что желудок напрямую связан с мозгом. Так получилось, что моя подруга (совладелица кафе) шеф-повар и вегетарианка, а ещё одна девушка отвечает за финансовую сторону вопроса. Так и собралось наше дело.

TM: Тебе не кажется, что ты распыляешься на такие разные занятия? Бизнес, стихи, песни…

Я.: Мне наоборот это очень нравится. Главное, чтобы все твои задумки что-то связывало. Мои дела связывает одна идея. Я хочу поддержать людей. Нам всем нужна поддержка. Будь то в еде, в словах, в песнях. Это же энергообмен, я отдаю и сама получаю эмоции взамен. Моя философия в том, что мы все хоть и разные, но проблемы у нас одинаковые. То, что я пишу, например, это как терапия для меня. Я не делаю это для кого-то, но мне приятно, когда кто-то узнаёт в работах себя и кому-то это помогает.

TM: Может, одиночество и вечный поиск поддержки — это проблемы больших городов? Тебе не хочется сбежать из Москвы?

Я.: Тут хоть и очень много одиноких людей, но это, безусловно, мой город. Мне нравится его бешеный ритм. Хотя, когда мне срочно нужно перезарядиться, я «сбегаю» на три дня в горы. В детстве мы часто оставались у бабушки в Осетии, поэтому для меня горы — это какое-то место силы.

TM: Нужны ли тебе путешествия, чтобы творить?

Я.: Считаю, что человек, не познающий мир деградирует. Это лечит душу, учит толерантности. Да и в каждой стране можно найти и научиться лучшему. Я вот, например, обожаю общаться с таксистами в разных странах. Они же самые честные. Ты ловишь энергию этих людей. Иногда это потом выливается в творчество. Вообще думаю, что главное качество в человеке — это любознательность. Сейчас ты можешь узнать мир просто включив Youtube, прочитав книжку, посмотрев фильм.

TM: Если бы ты могла повернуть время назад и вернуться в прошлое, какой бы ты совет себе дала на будущее?

Я.: Я бы, кстати, некоторые вещи в своей жизни изменила. Посоветовала бы поскорее начать прислушиваться к себе, потому что я долго себя не слушала, боясь, например, расстроить родителей. И ещё я бы сказала себе не обращать внимания на слова людей. Они всегда говорят. И ещё — «не ссы», не бойся, пробуй всё. Мы сейчас так и делаем. Видите, даже сами наскребли на бизнес. Может, и не получится, но мы рискнули, и это кайф.

Фотограф: Иван Шевчук

Стилист: Андрей Зубатюк

Благодарим Павильон Книги за место проведения съемки

Поделиться: